В меню
Страшный суд. Вторая половина XVI века
Дерево, темпера. 178х144. Находилась в собрании А.В.Морозова, ГТГ
Первоначальный золотой фон иконы утрачен почти полностью. Имеются потертости, прописи и тонировки красочного слоя.


Страшный суд

Икона повторяет в общих чертах иконографическую схему, сложившуюся в византийском искусстве в X–XI веках. В основу ее, наряду с текстами Откровения Иоанна Богослова, были положены евангельские притчи и некоторые ветхозаветные эсхатологические пророчества, а также житийные и апокрифические сочинения. Значительную роль в сложении иконографии “Страшного суда” сыграли эсхатологические поучения отцов Церкви, прежде всего Слова преподобного Ефрема Сирина, в которых были собраны воедино разрозненные свидетельства Священного Писания и церковного предания.

Композиция иконы разделена на четыре регистра.

Образ Христа – Судии в “славе”, нисшедшего с небес, располагается посреди второго сверху регистра. В правой руке он держит оливковую ветвь, а в левой – опущенный меч. По обеим сторонам от Христа представлены Богоматерь, Иоанн Предтеча, припадающие к его стопам Адам и Ева, сидящие на престолах двенадцать апостолов с раскрытыми книгами и две группы ангелов, стоящих за ними (Мф. 19 : 28). От “славы”, окружающей Христа, берет начало огненная река (Дан. 7 : 9-10), заканчивающаяся в правом нижнем углу иконы изображением геенны огненной.

Страшный суд (2)

Под Христом располагается изображение Этимасии – престола, уготованного для Суда (Пс. 9 : 5-8). На престоле лежит риза Христа, а поверх нее – закрытое Евангелие. На подножии изображен сосуд, в который, по преданию, была собрана кровь Христа, и гвозди, которыми Он был пригвожден к кресту. Евангелие указывает на подобие престола Ковчегу Нового Завета и напоминает об апокалиптической Книге Жизни (Откр. 5 : 1-3). Все остальные изображения связаны с образом искупительной жертвы, которая дает право Спасителю раскрыть Книгу и судить мир (Откр. 5 : 9-10). За престолом стоят два ангела с развернутыми свитками, а по обе стороны от престола располагаются праведные и грешные, восставшие на Суд, – их изображают соответственно справа и слева от Христа (Мф. 25 : 31-46).

Страшный суд (2)

Праведники представлены в два ряда, по чинам святости: пророки, цари, мученики (вверху), святители, преподобные и святые жены. Группы грешников в экзотических костюмах соответствуют различным народам, восставшим на Суд. В нижнем ряду сохранились три надписи: “жиды”, “эфиопы” и “немцы”.

Страшный суд (3)

В следующем регистре, под престолом, в небесном полукруге представлена рука с праведными душами в виде младенцев в белых одеждах. Около этого изображения сохранился фрагмент надписи: “праведные [души] в руце [божией]” (Прем. 3 : 1).

Страшный суд (3)

Рука держит весы, на которых взвешиваются человеческие души. Под весами – несколько композиций на тему единоборства ангелов с бесами. В том же регистре представлено всеобщее воскресение мертвых и видение пророка Даниила. Справа, под грешниками, восставшими на Суд, – темный круг, внутри которого аллегорические изображения Земли с гробницей и Моря с кораблем, отдающих мертвецов (Откр. 20 : 13), а также – фигурки различных животных и рыб, которые выплевывают проглоченных ими людей.

Страшный суд (3)

По четырем концам Земли изображены четыре трубящих ангела, возвещающих о всеобщем воскресении и наступлении Страшного суда: “и пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырех ветров” (Мф. 24 : 31).

Изображение воскресения мертвых на описываемой иконе, как и на более ранних русских иконах, как бы “вставлено” внутрь другого сюжета – трубящие ангелы, созывающие мертвых на Суд, воспринимаются одновременно с этим как олицетворения четырех ветров из видения Даниила (Дан. 7 : 2). Само видение четырех “погибельных царств”, на смену которым должно прийти Царство Божие, располагается в другом, меньшем по размеру, круге. Царства вавилонское, персидское, греческое – державу Александра Македонского и римское – Антихристово символизируют соответственно изображения льва, медведя, барса и зверя с десятью рогами. Сам Даниил и ангел, толкующий ему видение, представлены в круге, рядом с изображением рая.

Страшный суд (4)

В нижней части иконы располагаются традиционные изображения рая и ада. В райском саду представлена Богоматерь на престоле между ангелами, а ниже – лоно Авраамово (Лк. 16 : 22), благоразумный разбойник (Лк. 23 : 39-43), райские врата с херувимом (Быт. 3 : 24) и сцена шествия праведных в рай. Шествие возглавляют апостолы Петр и Павел. За ними следуют святители, пророки, мученики и мученицы (вверху), преподобные и преподобные жены (внизу).

Справа представлен ад с сатаной, сидящим на звере и держащим на руках душу Иуды. Под ним – пещеры со сценами адских мучений. Между раем и адом изображен “милостивый блудник”, привязанный к столбу. По преданию, он не был допущен в рай из-за блуда, которому предавался, но избегнул адских мучений, т.к. постоянно творил милостыню.

Страшный суд (4)

К числу уникальных иконографических мотивов, появляющихся лишь в поздней русской иконописи, относится прежде всего змей, поднимающийся из пасти ада к ногам Адама. В основе этого изображения лежит ветхозаветное проклятие змея: “и вражду положу... между семенем твоим и семенем ее [жены]; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту” (Быт. 3 : 15). На змее располагаются двадцать колец с аллегорическими изображениями мытарств – испытаний в различных грехах, через которые должна пройти человеческая душа, прежде чем она попадет в Царствие Небесное. Около некоторых из них сохранились надписи с названиями грехов: “зависть”, “убийство”, “сребролюбие”, “кощунство”, “пьянство”. Источником для этого сюжета послужили некоторые византийские и древнерусские тексты, среди которых наибольшее значение имеют видение монахини Феодоры из византийского “Жития преподобного Василия Нового” (X в.) и русское “Слово о небесных силах”. Его появление на иконах “Страшного суда” соединяло идею всеобщего Суда с темой индивидуального посмертного воздаяния.

Страшный суд (1)

В верхнем регистре иконы располагается композиция “Отослание на Суд”, которая представляет собой также переработку видения пророка Даниила (Дан. 7 : 9-14). Она состоит из двух частей: справа в круге представлен сидящий на престоле Бог Отец с восьмиконечным нимбом и в белых одеждах, рядом с ним – Святой Дух в виде голубя. Бог Отец благословляет стоящего перед ним в овальной мандорле Христа. Надпись в круге поясняет эту сцену: “Господь Саваоф благослови Сына своего равнодетельнаго и сопрестольнаго судити живым и мертвым”. По центральной оси располагается еще одно изображение Бога Отца на престоле со Святым Духом в окружении девяти чинов ангельских. Справа от Бога Отца на престоле оставлено место для Христа.

Страшный суд (левое поле) В этом же регистре слева располагается изображение Небесного Иерусалима в виде города, обнесенного стенами со множеством башен и ворот. Внутри него, за восемью престолами, представлены святые по чинам: апостолы, мученики, преподобные, отшельники (юродивые), пророки, святители, мученицы и преподобные жены. Напротив, в правом верхнем углу иконы, – ангелы, свивающие небо в свиток (Откр. 6 : 14).

Вдоль левого поля иконы изображены крылатые монахи, возносящиеся в Небесный Иерусалим. Этот сюжет иллюстрирует видение египетского подвижника Иоанна Колова (V в.) и ряд других монашеских видений. Симметрично ему, вдоль правого поля, представлено низвержение с небес падших духов. Сочетание этих двух сюжетов, образующих своеобразное “обрамление” традиционной композиции “Страшного суда”, отражало распространенную в церковной литературе систему представлений, согласно которой праведники должны были занять на небесах место, освободившееся после отпадения десятого ангельского чина.

Развитие византийской иконографии “Страшного суда” на русской почве отражало стремление иконописцев к максимальной широте и универсальности идейного содержания этой композиции. Как традиционные сюжеты, так и новые, появившиеся в более позднее время, должны были свидетельствовать о промыслительной мудрости Бога – Творца и Спасителя и раскрывать всю историю Божественного Домостроительства – от Предвечного Совета до грядущего блаженства праведных в Царствии Небесном. Подобные тенденции были характерны для культурных процессов середины XVI века, когда происходило и окончательное сложение развитой иконографии “Страшного суда”.

Страшный суд (правое поле)

Л.Нерсесян


Быт. Ветхий Завет. Пятикнижие Моисея. Бытие.
Дан. Ветхий Завет. Книга пророка Даниила.
Лк. Новый Завет. От Луки святое благовествование.
Мф. Новый Завет. От Матфея святое благовествование.
Откр. Новый Завет. Откровение ап. Иоанна Богослова (Апокалипсис).
Прем. Книга Премудрости Соломона.
Пс. Ветхий Завет. Псалтырь.