WWW.ХХС.RU \ БИБЛИОГРАФИЯ И ПУБЛИКАЦИИ \ УЧАСТНИК БОРОДИНСКОГО СРАЖЕНИЯ НИКОЛАЙ ДМИТРИЕВИЧ НАРЫШКИН
ПОИСК   
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ КАФЕДРАЛЬНЫЙ СОБОР ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ

_БИБЛИОГРАФИЯ_И_ПУБЛИКАЦИИ


УЧАСТНИК БОРОДИНСКОГО СРАЖЕНИЯ
НИКОЛАЙ ДМИТРИЕВИЧ НАРЫШКИН

А. К. Нарышкин

Исследование биографии Н. Д. Нарышкина с самого начала и до конца носило явно детективный характер. В Родословце В. И. Чернопятова, например, о нашем герое сказано очень мало: “Николай Дм., шт.-рот., ск. в авг. 1850. Ж. Евдокия Дементьевна N”1. Здесь нет ни даты рождения Н. Д., ни девичьей фамилии, ни дат жизни жены. Сведения о его родителях также очень скудны: отец - “Дмитрий Ив., р. 1751, ск. 1790, надв. совет. Ж. кж. Прасковья Николаев. Долгорукая, р. 1759”2. Здесь хотелось бы знать, в каком году умерла мать. Сведения о дочери: “Софья Никол., за кн. Григ. Александров. Урусовым”3, по чьей-то небрежности отнесены совсем к другому “родителю” - Александру Ивановичу. Нет дат рождения и смерти.
Больше всего биографических сведений можно почерпнуть из архивного дела о его дворянстве4, но и там много неясностей и белых пятен. Возможно, это объясняется утратой семейного архива во время пожара в Москве в 1812 г. Начнем с копии указа об отставке Николая Дмитриевича5:
“№785    Копия
По Указу Его Величества Государя Императора
Александра Павловича Самодержца Всероссийского
<Герб>
и прочие, и прочие, и прочие.
Цена один рубль

Объявитель сего Кавалерии Московской Военной Силы штабс-ротмистр Николай Нарышкин в службу вступил из российских дворян лейб-гвардии в Измайловский полк подпрапорщиком 1798-го года февраля 11 дня6, портупей-прапорщиком 1799-го ноября 11-го, прапорщиком 1800-го октября 28. В походах и штрафах не бывал и 1802 года ноября 20 дня по Всевысочайшему Его Императорского Величества приказу по прошению его уволен от службы подпоручиком7 и согласно Высочайшему Манифесту, прошлого 1812 года в июле месяце на составление Военной Силы изданному, принят в Кавалерию Московской Военной Силы штабс-ротмистром и назначен ко мне адъютантом. В продолжении сей службы вел себя как отлично хороший и знающий службу офицер, находился в сражении против неприятеля того ж 1812-го года августа 26 числа под Бородином, сентября 17 под Чириновом, 22 под Чернышним, октября 6 под Тарутином, 12 под Малым Ярославцем, 22 под Вязьмою, ноября 5 и 6-го под Красным. За оказанные им на оных храбрость и расторопность представлен к достойному награждению. А ныне по случаю болезни согласно прошению его от службы Московской Военной Силы увольняется, для чего сей ему и дан за подписанием моим и с приложением казенной печати в Москве мая 20 дня 1813 года.

Подписали:
Его Императорского Величества Всемилостивейшего Государя моего Главнокомандующий Московской Военной Силою и орденов св. Александра Невского и св. великомученика и победоносца Георгия 2 степени Большого Креста кавалер граф Марков, Московской Военной Силы дежурный генерал и кавалер Караулов, управляющий Канцеляриею подпоручик и кавалер Дуров, у подлинного печать”.


Хорошим дополнением к этому документу является копия с аттестата8:

№ 794 Копия
                                              Аттестат.

Кавалерии Московской Военной Силы штабс-ротмистр Николай Нарышкин, командуя батальоном 2 Егерского полка во время сражения прошлого 1812 года августа 26 числа при Бородине, храбростью своею и знанием службы приобрел особенное мое внимание, и я в доказательство сего, приняв его г. Нарышкина к себе адъютантом, во все время бытности моей в армии употреблял в таких случаях, где нужна опытность хорошего офицера; а за ревностное исполнение всех поручений моих и похвальное поведение поставил долгом представить Государю Императору для достойной за службу его награды, в засвидетельствование чего сей ему и даю с приложением печати

мая 22 дня 1813-го года.
Подписал
- Его Императорского Величества Всемилостивейшего Государя моего главнокомандующий Московскою Военною Силою и орденов св. Александра Невского и св. великомученика и победоносца Георгия 2 степени Большого Креста кавалер граф Марков. У подлинного печать.


Находящемуся в Московской Военной Силе г. штабс-ротмистру Нарышкину.
Всемилостивейше установленную Государем Императором медаль в ознаменование подвигов храбрым российским воинством в достопамятном 1812 году оказанным, Вам, как участвовавшему в трудах и доблестях той знаменитой кампании по засвидетельствованию Главнокомандовавшего Московскою Военною Силою графа Маркова при сем препровождаю. - подписал
Управляющий Военным Министерством князь Горчаков 1.
№ 1772
в С.-Петербурге 27 марта 1814 года”.

Проходит десять лет с момента увольнения Н. Д. от службы в армии, и он подает прошение на Высочайшее имя:

“№ 72
1823 апреля 30
По докладу № 94. <Герб>
Цена один
рубль
Всепресветлейший Державнейший Великий Государь Император
Александр Павлович Самодержец Всероссийский
Государь Всемилостивейший.
Просит штабс-ротмистр Николай Дмитриев сын Нарышкин,
а о чем, тому следуют пункты.


1-е. Представляю при сем в доказательство на дворянское достоинство с прописанием службы об отставке из Московского ополчения за подписанием Главнокомандующего графа Маркова указ, аттестат и на серебряную медаль акт, всеподданнейше прошу дабы Высочайшим Вашего Императорского Величества указом повелено было сие мое прошение с приложением документов принять, внесть в родословную книгу и дать Грамоту, а подлинные документы возвратить.

Всемилостивейший Государь прошу Вашего Императорского Величества о сем моем прошении учинить апреля дня 1823-го года.

К поданию надлежит в Московское Дворянское депутатское собрание. Прошение сочинял и набело переписывал подканцелярист Иван Филитеров сын Докучаев.

К сему прошению отставной Штабс-Ротмистр Nиколай Дмитриев сын Nарышкин руку приложил, а сие прошение с приложением документов и со взносом в казну денег верю подать Дворянскую Грамоту и приложенные документы обратно получить служителю моему Ивану Мартынову 9.

Следует отметить, что в отличие от обычного в таких случаях комплекта документов, здесь не приложена родословная, нет свидетельства о рождении и крещении. Это, по-видимому, является следствием ранней смерти родителей и отсутствием в семейном архиве необходимых доказательств. Этим обстоятельством и объясняется, что решением Собрания Московского дворянства 3 мая 1823 года он был внесен во вторую часть10, как приобретший дворянство чином на военной службе.
Следующий документ показывает причину, по которой Н. Д. просил внести его в Дворянскую книгу - желание участвовать в предстоящих дворянских выборах:
 
“<Герб>
цена один
рубль

Его Высокопревосходительству
Господину Московскому Губернскому
предводителю дворянства и разных орденов
кавалеру Петру Хрисанфовичу Обольянинову
Штабс-ротмистра Николая Дмитриева сына Нарышкина

                                          Прошение

Внесен я в дворянскую Московской губернии родословной книги во вторую часть и выдана мне о дворянстве Грамота сего года мая 7-го дня за № 2650-м, но в список выборов дворянства нигде еще не внесен, почему ныне желание я имею быть в списке выборов по Московскому уезду.
Ваше Высокопревосходительство, всепокорнейше я прошу о включении в список выборов благородного дворянства по Московскому уезду отнестись к Московскому предводителю.
К сему Прошению штабс-ротмистр Nиколай Дмитриев сын Nарышкин руку приложил, а сие прошение подать верю служителю моему Ивану Мартынову.
Мая ____ дня 1823-го года” 11.


Эта просьба была переадресована 16 мая 1823 г. Московскому предводителю Г. А. Хомутову, однако уведомления о произведенном внесении в список выборов от него получено не было12.

В 1830 году Н. Д. совершил благородный поступок, вызванный, вероятно, последствиями Отечественной войны 1812 года, заграничными походами 1813-1814 гг., а также ранениями русских воинов в ходе русско-турецкой кампании 1828-1829 гг., завершившейся 14 сентября 1829 г. Адрианопольским миром. Этот поступок по прошествии 70 лет был удостоен чести следующей публикацией13:


Приложение № 7
СВЕДЕНИЯ
о капиталах, состоящих в ведении
Александровского комитета о раненых14

В воспоминание 29-го сентября 1830 г. прибытия Его Величества в Москву, штабс-ротмистр Нарышкин15, жертвуя в пользу бедных отставных штаб- и обер-офицеров 50.000 руб., образ употребления их предал на Высочайшее благосоизволение16. Государь Император, в 9-й день мая 1831 г., Высочайше повелеть соизволил: означенную сумму обратить в ведение Комитета о раненых, но, не причисляя оной к общему инвалидному капиталу, отправить особо в которое- либо из кредитных установлений, для обращения в процентах, под наименованием “суммы, пожертвованной штабс-ротмистром Нарышкиным 29-го сентября 1830 г.”, и из сих процентов делать пособия тем отставным за ранами штаб- и обер-офицерам, которые, состоя в покровительстве Комитета, не могут, на основании правил, пользоваться пособиями из инвалидного капитала, но по бедности своей заслуживают вспомоществования.

Примечание. На сем основании, из процентов с капитала штабс-ротмистра Нарышкина, Комитетом о раненых назначались пособия 3-го класса раненым, не имевшим права на пособия из инвалидного капитала.

До 1864 года раненые 3-го класса генералы, штаб- и обер-офицеры, кроме пособия из упомянутого капитала, получали пособия еще из бывшей экономической суммы Комитета о раненых, которая, по Высочайше утвержденному 15-го Мая 1864 г. журналу Комитета Министров присоединена к инвалидному капиталу, с тем, чтобы выдававшиеся из экономической суммы пособия были назначаемы из инвалидного капитала. Таким образом, раненые 3-го класса с того времени пользуются пособиями из инвалидного капитала, равно как и раненые прочих классов”.

Теперь, наконец, о семейной жизни Н. Д. 12 февраля 1834 г. он женился на купчихе Московской третьей гильдии Гончарной слободы девице Евдокии Демидовне Волковой. Венчание состоялось в церкви Афанасия и Кирилла, что на Сивцевом Вражке17.

В 1834 г. “Сентября 20 числа у штабс-ротмистра, уволенного от службы Николая Дмитриевича Нарышкина и законной жены его Евдокии Демидовой Нарышкиной, обоих первым браком, родился младенец недоношенный - дочь София. <...> Крещена 30-го дня <в церкви Афанасия и Кирилла Пречистенского сорока, что на Сивцевом Вражке>. Восприемницею была Московской 3-й гильдии купчихи Евдокии Демидовой Волковой малолетняя дочь Варвара”18.

2 ноября 1836 г., через два года после рождения законной дочери Софии, Н. Д. обращается к императору Николаю I с просьбой внести жену и дочь в дворянскую родословную книгу19. 11 ноября Московское Дворянское депутатское собрание приняло по этому вопросу положительное решение, и в тот же день соответствующее донесение было отправлено в Герольдию20.

После этого началась бюрократическая переписка, вызванная стремлением Герольдии перевести Н. Д. и его семью из второй части Дворянской книги в шестую, соответствующую древнему дворянству, длившаяся до 1851 года включительно. Вот одна из первых бумаг, выполненная на типовом бланке, оформленном типографским способом:

Указ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА,
САМОДЕРЖЦА ВСЕРОССИЙСКОГО из Герольдии Московскому Дворянскому Депутатскому Собранию.
По указу ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Герольдия слушав: рапорт Московского Дворянского Депутатского Собрания от 11 ноября 1836 года за № 1045 при котором, на основании Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета 28 февраля 1828 года, представляет копии с документов о дворянстве рода Нарышкиных П р и к а з а л и : Дело о дворянстве рода Нарышкиных возвратить в Московское Дворянское Депутатское Собрание с тем, чтобы оно, если по сему делу последовал указ Герольдии или Временного ее присутствия об окончательном рассмотрении прав рода сего на дворянское достоинство, копии с документов приобщило к решенному делу и о том донесло Герольдии, если же по оному не имеется в виду таковых указов, то чтобы Собрание составило из дела родословную по форме, разосланной при указе Герольдии 20 мая 1842 года, и буде по сему делу главнейшим доказательством дворянства служат документы о владении предками недвижимыми имениями, то чтобы Собрание истребовало от губернского начальства согласно примеч. к 57 ст. VII продолж. к IX т. Св. Зак. удостоверение, что имения состояли или состоят в тех самых местах как они показаны по документам, и затем по приведении дела сего в порядок, предписанный указом Герольдии 12 декабря 1844 года, дало оному законный ход. О чем в оное Собрание и послать указ. Означенное дело при сем прилагается. Февраля 14” дня 1848 года.
Исправляющий должность товарища герольдмейстера <подпись>”21.

В ответ 29 сентября 1850 г. из Московского дворянского депутатского собрания было отправлено в Правительствующий Сенат по департаменту Герольдии донесение22, в котором отсутствует запрашиваемый материал о владениями предками недвижимыми имениями. На него следует Указ Его Императорского Величества из Правительствующего Сената Московскому Дворянскому Депутатскому Собранию, которым все прежние решения Депутатского Собрания утверждаются и предписывается “взыскать с Нарышкиных деньги за гербовую всего за четыре листа бумагу, вместо которой в Правительствующем Сенате употреблена простая, и отослать по принадлежности. Января 16” дня 1851 года” 23.

Цена этой бумаги была оценена в 2 рубля 40 копеек серебром24. Взыскание этих денег с Нарышкина было возложено 23 мая 1851 г. на Московскую управу Благочиния, а следить за этим должна была Московская Казенная палата25.

Дважды (26 июля и 24 сентября 1851 г.) управа Благочиния уведомляла Собрание, что “штабс-ротмистра Николая Дмитриева Нарышкина по розыску <во второй раз уже полицией> жительством в Москве не оказалось” 26. На следующий день 25 сентября “сие Собрание вторично просит оную Управу жене покойного штабс-ротмистра Николая Нарышкина Авдотье Демидовой Нарышкиной, по жительству ее Сретенской части на Малой Дмитровке в собственном доме, объявить, что муж ее с дочерью Софьею, Указом Сената утверждены в Дворянстве; при чем взыскать с нее за употребленную Правительствующего Сената в департаменте Герольдии вместо гербовой простую четыре листа бумагу, всего серебром два рубли сорок копеек, которые и отослать в Казну”27. 14 ноября 1851 г. Московская управа Благочиния Московскому Дворянскому Депутатскому Собранию “имеет честь уведомить, что с штабс-ротмистрши Авдотьи Нарышкиной деньги за негербовую бумагу 2 р. 40 к. серебром взысканы Сретенской части приставом и отосланы в Уездное Казначейство 2 числа сего ноября под квитанцию за № 8298/2-м”28.

Итак, герой наш скончался, а бумаги-отписки из Орловского (от 2.10.1852), Смоленского (от 25.10.1852) и Калужского (от 29.11. 1852) губернских правлений относительно начала дознания о существовании имений у его предков продолжали поступать в Московское дворянское депутатское собрание29. Результаты этих дознаний в деле отсутствуют: “Нет человека - нет проблем!”

В московском Алексеевском женском монастыре похоронены:
Нарышкина Марья Николаевна 15 января 1847. Жила 7 л.
Нарышкин Николай Дмитриевич 7 июня 1850, на 72 г.
Нарышкина Евдокия Демидовна 1 июня 1856, на 55 г.
30.

В 1930-х гг. Алексеевский монастырь был упразднен, стены и башни снесены в связи с реконструкцией Верхней Красносельской улицы, здания перестроены31. Вот так!

В заключение - моя искренняя благодарность директору ЦИАМ Е. Г. Болдиной, архивариусу просветительского фонда “Православ-ное видео” Г. Т. Якуниной, члену Общества потомков участников Отечественной войны 1812 года Г. В. Ляпишеву и главному специалисту ГАРФ И. С. Тихонову, оказавшим мне помощь в проведенном исследовании.

                                            ПРИМЕЧАНИЯ


1 Чернопятов В.И. Дворянское сословие Тульской губернии. Т. III (XII). Родословец. Материалы. Ч. VI. М., 1903. С. 405.
2 Там же. С. 403. Дед Н. Д. по матери - кн. Николай Алексеевич Долгоруков (1713-1790), будучи капитаном л.-гв. Преображенского полка (1730) по воцарении Анны Иоанновны был сослан вместе с остальными членами семьи в Березов, где вскоре лишился родителей. В 1739 г. возникло новое дело, в результате которого он был приговорен к наказанию кнутом, урезанию языка и ссылке в Охотск. Однако вскоре, по воцарении Елизаветы Петровны был возвращен, поступил на военную службу и дослужился до чина бригадира [Петинова Е.Ф. Знаменитые россияне XVIII-XIX веков. По изданию в.к. Николая Михайловича “Русские портреты XVIII-XIX столетий”. Спб., 1996. С. 400-402]. В Указателе Москвы, ч. 2, М., 1793, с. 80 значится дом во владении “Нарышкиной, Прасковьи Николаевны, надворной советницы, в приходе Николая Чудотворца, в Леонтьевском переулке, 3 квартала, № 245”.
3 Там же. С. 407.
4 ЦИАМ. Ф. 4. Оп. 8. Ед. хр. 967.
5 Там же. Л. 2. Здесь и ниже стиль документа сохранен, ошибки устранены без комментариев, грамматика и орфография приведены к современным нормам.
6 Если считать, что ему уже исполнилось 15 лет, то можно приблизительно оценить дату рождения Н. Д. - с 12.2.1782 по 11.2.1783. Это значит, что Николаю было всего 7 лет, когда умер его отец. Кроме него сиротами сделались еще 4 сестры и 2 брата. Старшему ребенку Анне тогда было 14 лет, младшему Дмитрию - 2 года.
7 Можно предположить, что увольнение было вызвано необходимостью заниматься хозяйством. Особенно это могло быть вызвано смертью матери, если она произошла к этому времени. В списке о семействе и состоянии, поданном 30 апреля 1823 года, он пишет: “Николай Дмитриев сын Нарышкин. 38 лет. Холост. Имею родовое имение Смоленской губернии Сычевского уезда в селе Богданове мужеска 555, женска 638; Тамбовской губер. Кирсановского уезда в селе Покровском мужеска 305, женска 339: купленное Рязанского уезда в селе Выжгороде мужеска 696, женска 625; Тамбовской губ. Моршанского уезда в селе Старом Сысоеве Рыбное тож мужеска 391, женска 402 душ” [ЦИАМ. Ф. 4. Оп. 8. Ед. хр. 967. Л.4.]. Судя по этому списку, хозяйство ему досталось достаточно большое. Кстати, из этого списка получается, что Н. Д. родился в интервале между 31.4.1784 и 30.4.1785 г., что расходится с предыдущей нашей оценкой, данной в примечании № 6.
Благодаря С. П. Жихареву стало известно, что в 1805 году Н. П. провел некоторое время на лечении в Липецке: “16 июля, воскресенье. Я познакомился со всеми почти приезжими больными и нашел, что они, за весьма немногими исключениями, все, слава Богу, здоровы и, кроме того, необыкновенно любезны и приветливы. <...> Из молодых же людей, приехавших лечиться от здоровья, находятся твои знакомцы: князь С. Г. Щербатов, А. В. Новосильцев, Н. Д. Нарышкин, Зотов и много других”. [Жихарев С.П. Записки современника. Воспоминания старого театрала. В 2-х томах. Т. 1. Дневник студента. Л.: Искусство, 1989. С. 98-99].
8 ЦИАМ. Ф. 4. Оп. 8. Ед. хр. 967. Л.3.
9 Там же. Л.1.
10 Там же. Л. 5.
11 Там же. Л. 8.
12 Там же. Л. 9.
13 Столетие Военного министерства. 1802-1902. Т. XIII, кн. I. Александровский комитет о раненых. Исторический очерк. Главный редактор генерал-лейтенант Д. А. Скалон. Составили: очерк - Д. И. Бережков, Введение и вступление - Н. А. Штофф. С.-Петербург, 1902. С. 69.
14 Комитет о раненых был высочайше учрежден 18 августа 1814 года, одним из членов которого был участник Отечественной 1812 года Лев Александрович Нарышкин (см. там же, с. 7).
15 Хотя в этой цитируемой публикации имя и отчество штабс-ротмистра Нарышкина не названы, мои поиски других, кроме Н. Д., вариантов ни к чему другому не привели.
16 В соответствии с Уставом Комитета “употребление процентов с означенных капиталов <производилось> по назначению жертвователей” (там же).
17 ЦИАМ. Там же. Л. 11. Здесь и в последующих документах мы видим расхождение с Родословцем В. И. Чернопятова в отношении отчества жены: у него - Дементьевна, а здесь - Демидовна.
18 ЦИАМ. Там же. Л. 13. В общей тетради, оставленной мне моим отцом Кириллом Тихоновичем, его рукой, без ссылок на источники, про Н. Д. написано: “У него были 2 воспитанника - Александр и Николай Волковы и две воспитанницы 1) Варвара Николаевна, за Берингом и 2) Мария Николаевна”.
19 ЦИАМ. Там же. Л. 10. В прилагаемом к прошению списке о семействе и состоянии Н. Д. сообщает, что ему 52 года. Следовательно, он мог родится в пределах от 3.11.1783 по 2.11.1784 г., что не противоречит оценке, произведенной в примечании № 7, и сужает интервал неопределенности дня рождения в 1784 г - от 31 апреля по 2 ноября. Кроме того, заметно изменение в имущественном состоянии, заключающееся в уменьшении числа крестьян, что характерно для России первой половины XIX века: “Недвижимого имения, за мною состоит: родового, доставшегося мне после родителя моего надворного советника Дмитрия Ивановича Нарышкина, Смоленской губернии Сычевского уезда в селе Богданове, сельце Никольском с деревнями 598 душ. Рязанской губернии того ж уезда в сельце Вежках 23 души. Тамбовской губернии Кирсановского уезда в селе Покровском, Ира тож и в деревне Воробьевке 376 душ. Тверской губернии Зубцовского уезда в деревне Курьяновой 19-ть душ; и благоприобретенного мною Рязанской губернии того ж уезда в селе Выжгороде 830 душ” [там же, л. 14]. Там же (на л. 57 об.) сообщается, что “проситель жительство имеет Пречистенской части 1-го квартала в своем доме”.
20 ЦИАМ. Там же. Л. 16-18.
21 Там же. Л. 21.
22 Там же. Л. 22-23.
23 Там же. Л. 24.
24 Там же. Л. 25.
25 Там же. Л. 26, 27. Почему-то сумма при этом была указана вдвое меньше определенной. Кстати, сравните эту сумму с 50 тыс. рублей, пожертвованных в свое время Николаем Дмитриевичем.
26 Там же. Л. 28, 29.
27 Там же. Л. 30.
28 Там же. Л. 34.
29 Там же. Л. 32, 33, 36.
30 Саитов В.И., Модзалевский Б.Л. Московский некрополь. Т. 2. Спб., 1908. С. 313, 317. Мы видим, что здесь год рождения Н. Д. резко отличается от ранее определенных и соответствует 1777-1778. Вряд ли можно этому верить. Кроме того, сведения некрополя опровергают запись моего отца относительно воспитанницы Марьи Николаевны (см. примечание № 18).
31 Москва. Энциклопедия. М.: Большая Российская энциклопедия, 1997. С.64. Этому монастырю все время не везло. В летописях впервые упоминается в 1472. Находился первоначально на месте Зачатьевского монастыря. Назывался также Стародевичьем (по старшинству над другими девичьими монастырями. После пожара (вероятно, в 1547) был переведен на берег р. Москвы, к устью ручья Черторый. Разорен поляками в Смутное время, восстановлен к 1625. Пострадал от пожара в 1629, вновь отстроен благодаря покровительству царя Михаила Федоровича в 1634. Сильно пострадал во время пожара Москвы в 1812, но вскоре был восстановлен. В 1837 в связи с началом строительства храма Христа Спасителя переведен в Красное село. В 1930-е гг. упразднен. В последние годы при прокладке автострады большая часть монастырского кладбища истреблена.

Опубликовано:
Материалы научной конференции. Бородино, 3 5 сентября 2001. “ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1812 года”: Источники, памятники, проблемы. М.: КАЛИТА, 2002. С. 131 139